Десятое заседание по делу “Седьмой студии”: «В Москве театр получает в год 200 млн, а мы за три года на эти деньги поставили 100 постановок»

На фото - заседание по делу "Седьмой студии". С сайта zona.media

15 ноября в Мещанском суде Москвы прошло 10-е заседание по делу «Седьмой студии». На нем дали показания один из ключевых фигурантов дела – режиссер Кирилл Серебренников и свидетель Олег Назаров, исполнявший на “Платформе” обязанности технического директора, ныне – заведующий художественно-постановочной частью Большого театра. 

На сегодняшнее заседание не явились прокурор Михаил Резниченко и представитель Минкульта Смирнова. Заседание началось с некоего свидетеля, водителя скорой помощи, Михаила Макарова, который, увидев подсудимых, сообщил, что никого не знает и не собирается оговаривать. Прокурор задал несколько вопросов об учреждении свидетелем с неким Иваном ООО «Ист-Вест», целью которого была закупка какого-то оборудования и его перепродажа. Больше у суда вопросов не было и свидетеля отпустили.

Далее показания дал Олег Назаров, приглашенный на “Платформу” Серебренниковым после съемок фильма «Измена» для исполнения обязанностей техдиректора. Свидетель подробно рассказал о том, как шла работа на проекте.

Первые сметы на мероприятия, которых в год, по словам свидетеля, на “Платформе” реализовывалось порядка 150, подготавливались техническим специалистов вместе с исполнительным продюсером Малобродским, после его увольнения – с Вороновой. Также составлялись сметы, когда готовились декорации, составлялись договоры. Крупные расходы — по безналичному расчету, мелкие — наличными. Назаров рассказал, что  приходил в бухгалтерию, под расписку получал деньги у Масляевой, позже у Ларисы Войкиной, потом приносил чеки. После завершения проекта все закупленное световое, звуковое оборудование, рояль, костюмы и декорации “переехали” в “Гоголь-центр”.

Цитируем коллег из “Коммерсанта”: «Мероприятий всегда было много. Такого, чтобы зал пустовал, не было. У нас были спектакли, мастер-классы, кинопоказы, были выставки, публичные встречи. Расписание было плотное. Часто работали по ночам, чтобы все это смонтировать. Принимали иностранные коллективы. У многих из них были экспериментальные технологии. Мы заранее все это планировали, созванивались с ними. Работы было много»,—  рассказал свидетель. По словам Назарова, техническим обеспечением «Платформы» занимались 17-20 человек.

На вопрос суда о том, что удивляло свидетеля на “Платформе Назаров ответил: “Удивляло, что были сжатые сроки, что было мало денег, но у нас все получалось”.  Бывший техдиректор “Платформы” также рассказал, что паспорта спектаклей не велись, потому что этого не требовало руководства проекта: «Я сам лично собирал паспорта, чтобы можно было поставить спектакль снова. У меня были эти паспорта. В прошлый раз я принес их в суд, их приобщили»,— пояснил Назаров. Затем судья Олеся Менделеева зачитала приобщенные документы Назарова: технические райдеры, сметы к постановкам “Обыкновенная история”, “Метаморфозы” и другим.

После перерыва суд приступил к допросу Кирилла Серебренникова, который назвал обвинение ложью и опроверг предположение гособвинителей, что фигуранты дела были якобы знакомы до «Платформы» и планировали расхищать на проекте бюджетные деньги. Режиссер рассказал, что придумал проект «Платформа» “из идеи «За державу обидно» и представил его в 2011 году президенту Дмитрию Медведеву. Проект был главой государства утвержден и Серебренников начал собирать команду. Он познакомился с Юрием Итиным, через которого познакомился с Алексеем Малобродским. с Софьей Апфельбаум Серебренников познакомился, когда  пришел на обсуждение проекта в Минкульт. В тот же момент Серебренников договорился с «Винзаводом» об аренде цеха белого.

Серебренников рассказал, что создать автономную некоммерческую организацию ему посоветовал сотрудник Минкульта — именно такая форма позволяла переводить субсидии автору «Платформы». Регистрацией «Седьмой студии» занимался Юрий Итин, а генпродюсером был назначен Алексей Малобродский. Серебренников вновь повторил суду, что никогда не занимался бухгалтерией, а решал только художественные задачи проекта. Он придумывал проект, а дальше рассказывал о нем продюсеру, который должен был посчитать смету и реализовать его. Когда готовился отчет для Минкульта о проделанной работе, Серебренников только смотрел, все ли постановки указаны в документе.

Согласно обвинению, подсудимые занижали стоимость мероприятий на «Платформе», обналичивали деньги и распоряжались ими в своих личных целях. Серебренников рассказал суду, что про обналичивание не знал, но отметил, что «в кино и театре невозможно работать без наличных средств». Режиссер добавил: “Я получал деньги в кассе. Ну, наличные же не запрещены в стране. Что-то я покупал за свои личные деньги, какие-то костюмы — на рынках, это не достанешь за безналичный расчет. Меня ничего не смущало, я не видел ничего незаконного”.

По его словам, бюджетных средств на «Платформу» не хватало, приходилось искать спонсорские деньги (он назвал компанию НОВАТЭК). По словам режиссера, из-за небольшого бюджета от многих творческих идей отказывались, прибегая к вариантам подешевле. На вопрос судьи все ли мероприятия проводились, режиссер сказал: «Моя задача была — показать, что деньги можно расходовать достаточно эффективно, что можно за какой-то нормальный человеческий бюджет сделать много оригинальных спектаклей».

Серебренников рассказал, что весной 2014 года, в конце «Платформы», к нему пришла генпродюсер Екатерина Воронова и сказала, что денег на мероприятия не хватает. Серебренников сказал, что распорядился провести аудит, но главбух Нина Масляева «ушла с радаров» и найти ее удалось только с помощью гендиректора Юрия Итина, который и пригласил ее в проект. Когда Масляева пришла на аудит, то «вела себя агрессивно», вспоминал Серебренников. Напомним, что сама Масляева ранее на допросе рассказала, что после аудита была уволена.

Отвечая на вопросы судьи про итоги «Платформы» Серебренников сказал: «Я думал, нам орден дадут за это. А нам пришили организованную преступную группу. Этот проект «Платформа» стал известен далеко за пределами России. Я горжусь им. На «Платформу» было потрачено 200 млн и огромное количество крови, пота и сил. В Москве театр получает в год 200 млн. А мы за три года на 200 млн поставили более 100 оригинальных постановок». По его словам, он не давал распоряжение Вороновой сжигать документацию, она это сделала, поскольку проект был закончен, все отчеты были приняты и вопросов у министерства не было. «Если бы не были уничтожены эти документы, нам было бы проще доказать нашу невиновность»,— сказал режиссер.

В финале заседания Алексей Малобродский дополнил показания Серебренникова комментарием о том, что все расходы на «Платформе» в 99% случаев ниже рыночной, опровергая тем самым обвинительное заключение следствия в части того, что стоимость мероприятий была завышена.

Следующее заседание состоится 18 ноября в 12:00. Журнал ТЕАТР. следит за развитием событий.

Комментарии
Предыдущая статья
В Новосибирском музыкальном театре представят премьеру рок-мюзикла на песни Юрия Шевчука 15.11.2019
Следующая статья
В Школе-студии МХАТ обсудят новые формы театра 15.11.2019
материалы по теме
Новости
Фильм Серебренникова «Петровы в гриппе» выйдет в 2021 году
Стало известно, что фильм Кирилла Серебренникова «Петровы в гриппе» по роману Алексея Сальникова выйдет на экраны в 2021 году. Сегодня, 8 июля, об этом сообщила компания Sony Pictures. 
Новости
Софья Апфельбаум обжаловала приговор суда
Бывший сотрудник Министерства культуры, директор РАМТа Софья Апфельбаум подала апелляционную жалобу на приговор по делу «Седьмой студии».
06.07.2020