Чулпан Хаматова: «Четыре невинных человека страдают за меня и за нас всех»

Чулпан Хаматова © фото со страницы актрисы в Facebook

Вечером 24 июня актриса Чулпан Хаматова присоединилась к марафону прямых эфиров деятелей российской культуры «Антипроцесс» в поддержку фигурантов дела «Седьмой студии», организованному актрисой Оксаной Мысиной.

Чулпан Хаматова вышла в прямой эфир на своей странице в Facebook. Мы приводим её текст полностью:

У меня нет никакой заготовленной речи, нет правильно подобранных слов, нет тех слов, которые бы попадали в каждого. Но у меня есть абсолютно твёрдое знание, основанное на глубочайшем погружении в так называемый процесс «театральное дело», что это дело сфабриковано, что оно рассыпается на глазах, что оно не доказательно и не выдерживает никакой критики. Мне казалось, что даже для меня, для представителя не самой умной профессии, должны быть убедительные доводы со стороны обвинения, чтобы я поверила в их аргументы. Но их так и не было представлено.

Три года длился этот морок. Три года мы каждый день надеялись, что смысл этого процесса в поиске справедливости. После оглашения прокурором своего желания, стало очевидно, что никакого поиска справедливости в этом процессе не было. Был поиск чего-то другого. Моя субъективная точка зрения: была выбрана жертва в пространстве свободного театра, за счёт которой хотелось бы решить проблемы очень свободного, личностного высказывания. И в самых лучших традициях тридцатых годов ХХ века это было обставлено не так, ради чего это затевалось. Это было обставлено неким финансовым преступлением — но тоже совершенно неубедительно.

Самое сложное, что надо было выдерживать в суде, — это давить свой смех. Как это ни парадоксально. Потому что абсурд происходящего очевиден, когда тебе говорят, что дважды два — восемнадцать, а ты точно знаешь, что четыре. Когда это делают взрослые люди, представляющие нашу фемиду, люди, которые должны бороться за справедливость, — это, конечно, сводит с ума.

Я твёрдо убеждена: Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский, Софья Апфельбаум, Юрий Итин — честные, порядочные люди, попавшие в хитрый капкан системы. На сегодняшний день нет правил, позволяющих сделать театральную постановку, не обходя какие-то углы стороной. Так существуют все театры. Так существуют все директора театров, так существуют все художественные руководители. Все обналичивают деньги, потому что иначе ты не можешь расплатиться даже за реквизит, который возможно купить только за наличные деньги.

Но обналичивание — не та претензия, которую выставляла сторона обвинения фигурантам театрального дела. Им было выставлено преднамеренное желание создать преступную театральную группу, чтобы обогатиться. И тут мне опять смешно, потому что я лично знаю Кирилла Серебренникова, я с ним работала, и я видела много раз, когда он на свои деньги (забывая о том, что можно эти деньги потребовать у театра, для которого он делал постановку) покупал костюмы и отдавал всё, что нужно для творчества, чтобы спектакль состоялся и был именно того уровня, который представлялся в голове Кирилла.

Всегда очень видно: либо человек выгадывает собственную выгоду или наживу, либо он занимается творчеством. Кирилл всегда занимался творчеством. Я могла бы предположить, что там были какие-то проблемы с документацией, ещё с чем-то. Но в слушаниях дела даже это не было доказано.

Я твёрдо уверена, что последствия уже очень страшные. Даже несмотря на приговор. Я надеюсь, что приговор будет справедливый. Я не могу себе представить, как дальше жить в пространстве под названием «русский театр» после несправедливого приговора. Я просто не вижу этой картины. Но даже сейчас, за эти три года, изменено, поломано очень и очень многое. И те надежды, которые я связывала с появлением русского театра на международной арене, с вливанием русского современного театра в современный разговор — этих надежд больше нет, к сожалению, на сегодняшний день. И я боюсь, что они не скоро появятся.

Четыре невинных человека страдают за меня и за нас всех. Мимо этого невозможно просто пройти. Если пройти мимо, то я могу разбить все зеркала и больше никогда в них не смотреть — я не смогу жить с этим. Я очень боюсь и не хочу возврата, хотя он уже происходит.

Я абсолютно беспомощная, раздавлена: я не смогла спасти своего друга, и меня это сводит с ума. Но всё равно надо что-то делать и до последнего продолжать биться, доказывать и бороться, потому что это дело не только Кирилла, не только Софьи, не только Лёши и не только Юры Итина. Это моё дело, это моё будущее, это будущее моих детей и той страны, моей родины, в которой я бы очень хотела жить и очень хотела бы быть ей полезной.

Семнадцать лет назад я жила и работала в Германии и приняла решение вернуться в Россию, потому что в России происходил театральный подъем, появлялись интересные имена. Я была уверена, что это то место, где можно и нужно заниматься творчеством. И я хочу продолжать быть в этом уверенной. 

Я требую, чтобы фигурантов театрального дела: Соню, Лёшу Малобродского, Юру Итина и моего друга Кирилла Серебренникова признали не-ви-но-вны-ми. Иначе нет будущего не только у нашей культуры, нет будущего у всех людей, которые верят в справедливость.

Видеозапись обращения Чулпан Хаматовой доступна по ссылке.

Напомним, что Марафон, который организовала актриса Оксана Мысина, начался 21 июня. В первый день свои обращения в сети записали театровед Ольга Вайсбейн, театральный педагог-режиссёр и актриса Елена Стародворская, актёр Камиль Тукаев, режиссёр Глеб Черепанов, журналист и директор проекта “Русь сидящая” Ольга Романова, актриса Елена Коренева, ученица Кирилла Серебренникова Мария Опельянц, актриса Ольга Волкова, художник Павел Каплевич, артист Андрей Кузичев, актёр Анатолий Белый, актриса Юлия Ауг, сатирик Виктор Шендерович, режиссёр Рузанна Мовсесян, театральный художник Эмиль Капелюш, режиссёр Михаил Бычков, журналист Зоя Светова, режиссёр Владимир Мирзоев.

24 июня проходил второй день марафона, в котором приняли участие ведущие российские деятели культуры, в том числе художественный руководитель театра «Сатирикон» Константин Райкин, историк театра, доктор искусствоведения Владимир Колязин, актриса Лия Ахеджакова, актёр Вениамин Смехов, драматург Александр Гельман, журналист Олег Перанов, актриса Чулпан Хаматова, писатель Дмитрий Быков, актёр Александр Филиппенко, режиссёр Юрий Муравицкий.

Напомним, что 22 июня прошло 51-е заседание по делу «Седьмой студии», на котором прокурор Резниченко запросил для подсудимых сроки лишения свободы общего режима со штрафом: Кириллу Серебренникову — 6 лет (штраф 800 тысяч рублей), Алексею Малобродскому — 5 лет (штраф 300 тысяч), Софье Апфельбаум и Юрию Итину — по 4 года (штраф 200 тысяч). А министерство культуры подтвердило сумму ущерба, якобы нанесенного ему проектом «Платформа», в 128,9 млн. рублей.

Решение суда будет объявлено 26 июня в 11:00.

20 июня редакция журнала ТЕАТР. собрала воедино самые вопиющие эпизоды, свидетельствующие о подтасовках, подлогах и заказном характере дела «Седьмой студии». Документальное свидетельство о том, как развалилось в суде «театральное дело», читайте по ссылке.

Комментарии
Предыдущая статья
Быть Юлей О.: премьера очередного спектакля «Точки доступа» вышла накануне последних судебных слушаний по делу «Седьмой студии». 25.06.2020
Следующая статья
Европейский Культурный Парламент написал воззвание в прокуратуру РФ 25.06.2020
материалы по теме
Новости
Нина Масляева освобождена от наказания по решению суда
Сегодня, 30 июня Мещанский суд Москвы огласил приговор по делу бывшего бухгалтера  «Седьмой студии» Нины Масляевой. Она освобождена от наказания.
Новости
137 деятелей британского театра призывают немедленно снять обвинение с Серебренникова и других фигурантов
29 июня 2020 года британские независимые театральные деятели отправили письмо Андрею Келину, которое подписали 137 исследователей, театроведов, драматургов и режиссёров из Великобритании и других стран.