rus/eng

Чей туфля?

24-074-1064-19-02251515.jpg.550x580_q95

Лот №74. Барышников, М. Автограф на балетных туфлях. 1972 г. На правом заштопанном: «Заштопать туфли можно — душу и не пытайся». На левом: «Чтоб ты … была здорова». Представляют коллекционную ценность.

27 марта в «Доме антикварной книги» в Никитском переулке состоялся необычный аукцион. С молотка пошли предметы, представляющие интерес для истории театра. 

Каталог из 586 лотов объединил коллекцию санкт-петербургского балетоведа Арсена Борисовича Дегена, архив балерины Татьяны Вечесловой (1910-1991), и часть собрания искусствоведа Александра Заволокина (1951-2008). Конечно, в нем оказалось много книг вроде «Истории русского театра» Всеволодского-Гернгросса или «Под впечатлением художественного театра» Джеймса Линча и Сергея Глаголя, составляющих некий искусствоведческий базис и доступных в специализированных библиотеках. Но и их интересно увидеть в аутентичном исполнении, как и афиши Стенбергов или «пословицы в силуэтах» Елизаветы Бём. Есть в каталоге и более редкие журналы, эскизы, автографы, визитные карточки и кабинетные фотографии. Живыми их делают подписи: «На память Борису Дегену В.Качалов», «Дорогому Ивану Осиповичу Палицыну от искреннего поклонника его таланта на добрую память. Федор Шаляпин», «Трогательной Вере Владимировне [Пантелеевой] от М. Чехова», «Всегда любезной и милой Надежде Алексеевне Бакеркиной от М. Петипа [Марии Мариусовны]».

Причем не все предметы стоили баснословных денег. Стартовая цена фотографии студентов Петербургской Академии художеств на отдыхе (конец XIX века) составляла 500 рублей, а за 3 тысячи можно было разжиться портретом Веры Комиссаржевской на паспарту или программкой Teatro Alla Scala за 1903 год, анонсирующей выступление Шаляпина.

Коммерческими сенсациями в итоге стали литография портрета К.С.Станиславского, проданная за 900 тысяч, при стартовой цене в 60, и автограф Михаила Булгакова на странице журнала «Россия», в котором впервые был опубликован роман «Белая гвардия» (800 тысяч при эстимейте в 150). Портрет работы Валентина Серова (оригинал в Третьяковке) был отпечатан К.С. в подарок, вероятно, своей родственнице, сестре или племяннице Соколовой и подписан на долгую память: «Все к лучшему! Эта иcтина еще никогда не опровергнута. Но… пути к лучшему — неисповедимы. Верьте в будущее и будьте бодры. Жизнь будет невообразимо прекрасной, изумительной… Сердечно преданный К.С. Станиславский».

В цене оказались и более ранние страницы истории театра. Экземпляр трагедии Княжнина «Вадим Новгордский», напечатанный Иваном Глазуновым в 1793 году, ушел (после ожесточенной борьбы!) за 320 тысяч. Дело в том, что в ноябре 1793 года московскому главнокомандующему князю Александру Александровичу Прозоровскому было предписано отобрать у Глазунова и других книгопродавцев все экземпляры трагедии и приостановить продажу остальных сочинений Княжнина, если они покажутся ему «сумнительны». Книгу разыскивали в столице и в провинции. Указ об изъятии из обращения «Вадима Новгородского», «наполненного дерзкими и зловредными против законной самодержавной власти выражениями, а потому в обществе Российской Империи нетерпимую», рассылался во все губернские правления.

Из многочисленных балетных артефактов был высоко оценен альбом братьев Легат «Русский балет в каррикатурах». Танцовщик и педагог Николай Густавович Легат дожил до старости и открыл балетную школу в Лондоне, а его брат Сергей Густовович застрелился в 1905 году. Незадолго до этого трагического события братья успели издать рисунки своих знаменитых коллег и партнерш — Матильды Кшесинской, Агриппины Вагановой, Татьяны Карсавиной, Михаила Обухова, Энрико Чекетти.

Ну а балетные туфли Михаила Барышникова так и не нашли нового владельца. Вторая сессия аукциона состоится 3 апреля.

Комментарии: