Бухгалтер Масляева в суде: Я говорю, что я заполняла, но не помню, что я заполняла.

Сегодня, 28 января, в Мещанском суде Москвы проходило 26-е заседание по делу о хищениях в «Седьмой студии». В течение восьми часов длился допрос главного свидетеля обвинения бухгалтера Нины Масляевой, начавшийся в пятницу, 26 января. Журнал ТЕАТР. следит за развитием событий.

На прошлом допросе бывший главный бухгалтер «Седьмой студии» зачитывала свои показания, что вызывало недовольство адвоката Кирилла Серебренникова Дмитрия Харитонова. Он неоднократно обращал внимание суда на то, что показание не даются, а зачитываются и просил предоставить суду показания свидетеля.

Сегодня допрос Масляевой начинает именно адвокат Харитонов. Он напоминает, что прошлое заседание закончилось обсуждением госконтракта. Тогда Масляева сказала, что во время его подготовки она бухгалтерией не занималась. Во время сегодняшнего допроса адвокат пытается понять, когда же бухгалтер начала заниматься бухгалтерией до официального вступления в эту должность. Масляева, в свою очередь, уходит от ответа на вопрос Харитонова, выходит из себя и повышает голос.

— Я говорю, что я заполняла, но не помню, что я заполняла. — отвечает Масляева. В зале суда раздается смех. 

Сегодня вопросы адвоката Харитонова касаются обналичивания денег, заполнения Масляевой  финансовых отчетов и способов ведения бухгалтерии в период ее работы в АНО «Седьмая студия». В ходе этого допроса выясняется, что в штатное расписание, составленное Масляевой, было включены фиктивные лица, в том числе, ее собственная дочь, а также подставные люди от ранее допрашиваемого в суде свидетеля Педченко, сознавшегося в ведении обналичивания денег за процент. Далее цитируем коллег из «Коммерсанта».

— Мы нашли в ведомостях Курбанова и Хромову. Почему они были включены в штат?
— Я лично их не видела. Эти лица были включены в штат, потому что были сняты по карте наличные. Надо было расписать эту сумму денег… То ли дали им деньги под отчет, то ли дали как займ… Это были тоже фиктивные лица,— отвечает Масляева.
— Но вы их внесли в штатное расписание?
— Их внесла в штатное расписание Филимонова.
— А откуда она получила данные этих лиц?
— От Педченко.
— В штатном расписании были Воронова, Итин, Серебренников… почему вам не хватало этих людей?
— Ну, значит на руководителей нельзя было перечислять деньги… Не могу пояснить.
— Что в штатном расписании делала ваша дочь?
— Точно так же, как Курбанов и Хромова — фиктивно.
— Когда вы забирали зарплату?
— Наверное, когда я привозила деньги на зарплату.
— Вы за деньги на зарплату где-либо расписывались?
— Мы, может быть, расписывались в фиктивных ведомостях. У Войкиной расписывалась.
— Вы сняли более 56 млн, зачем вы обратились к своим друзьям за обналичиванием?
— Так заявлено было руководством.
— Вопрос зачем, если есть возможность снимать с карты?
— Крупные деньги нельзя снимать по налу, их нужно расписывать на конкретные договоры. Проще было отправить деньги по безналу знакомому обнальщику, а в назначении можно было просто написать на какой спектакль идут деньги. Ваша честь, я прошу перерыв.

Допрос продолжается уже пять часов. К концу пятого часа адвокат Харитонов задает вопросы, подводящие к тому, что финансовые схемы Масляевой работали и после ее официального ухода из «Седьмой студии». В деле всплывает еще одна фамилия ранее допрашиваемого свидетеля Синельникова, которому, как выясняет адвокат Харитонов, Масляева перечисляла крупные суммы денег, о которых она «не помнит».

Напомним, что ранее на допросе свидетель Синельников сознался, что получил от Масляевой подарок в размере одного миллиона рублей на покупку автомобиля.

— Когда вы перестали исполнять обязанности главного бухгалтера «Седьмой студии»? — спрашивает адвокат.
— В октябре 2014 года.
— Когда начался аудит?
— То ли в мае, то ли… Не помню уже.
— Вы исполняли или ничего не делали?
— Ничего не делала.
— Зачем тогда 10 октября 2014 года вы отправили Синельникову около 600 тыс.?
— В октябре я позвонила Вороновой и спросила, не хотят ли они мне заплатить денег за то, что используют (мою фамилию) под документами. Мне сказали, что нет. Поэтому я не помню, кому, когда отправляли какие платежки,— говорит Масляева.

После перерыва допрос продолжили адвокат Алексея Малобродского Ксения Карпинская, адвокат Кирилла Серебренникова Дмитрий Харитонов, обвиняемые по делу Софья Апфельбаум и Алексей Малобродский, а также прокурор Игнатова и сама судья Аккуратова.

В общей сложности допрос Нины Масляевой длился восемь часов. За это время при допросе разными людьми свидетель давала разные показания по одним и тем же вопросам, часто страдала приступами амнезии или внезапными и неожиданными вспышками памяти в отношении общих финансовых дел с Кириллом Серебренниковвым, старалась говорить с чужих слов или давала показания, основанные на предположениях и догадках.

Фрагмент допроса судьей Аккуратовой цитируем по онлайн-трансляции коллег из «Коммерсанта».

— Кто подписывал творческие отчеты?
— Худрук, генпродюсер.
— Вы помните или нет?
— Нет, я предполагаю.
— На финансовых отчетах кто ставил подпись?
— Я ставила подпись.
— Сегодня смотрели финотчет…
— А там не было моей подписи, там была только Серебренникова и Апфельбаум.
— В финансовых отчетах, которые вы отвозили, была ваша подпись?— еще раз спрашивает судья.
— Не могу сказать, четко не помню.

Важное несоответствие в показаниях Масляевой обнародовала в суде Софья Апфельбаум. Ее вопрос касался составленных Масляевой допсоглашений к отчетам в Министерство культуры. Выяснилось, что «Метаморфозы» в соглашении стоили 5 млн 850 тыс. руб., а в дополнении — 6 млн 850 тыс. руб. «Программа современной музыки «Харакири»» была переименована в «Программу современной музыки «Стороны света»». В допсоглашении некоторые мероприятия были объединены, отметила Апфельбаум. Она обратила внимание суда на то, что спектакль «Сон в летнюю ночь» и в соглашении и в допсоглашении значился в 3 млн, а в финотчете его стоимость была завышена на миллион и он стоит 4 млн.

— Вы говорили, что отчет нужно подгонять. Что вам в Минкульте говорили, как нужно подгонять?— спрашивает Апфельбаум.
— Если финотчет был сдан, и был принят Минкульт, почему тогда оно не вернуло отчет?— отвечает вопросом на вопрос Масляева.
— Правильно, он был принят, но был переделан в соответствии с допсоглашением. Почему вы тогда говорите, что вас просили подгонять? — спрашивает Апфельбаум.
— Я не помню,— отвечает Масляева.
— Вы 10-й месяц знакомитесь с материалами дела. Вы можете сказать, почему вы ничего не помните?

В конце восьмого часа допроса адвокат Ксения Карписнкая заявила общее ходатайства всех адвокатов о том, что Масляева должна оставалась в зале суда до конца процесса, чтобы можно было устранять противоречия при изучении томов уголовного дела и допросе других свидетелей. Прокуратура выступила против этого предложения. Однако, судья постановила освободить Масляеву от дальнейшего участия в процессе. При этом Аккуратова отметила, что Масляева еще может быть вызвана в суд, если без нее нельзя будет разрешить противоречия в деле.

Следующее заседание состоится 29 января, в 09:30 утра в Мещанском суде Москвы.

Журнал ТЕАТР. следит за развитием событий.

Комментарии
Предыдущая статья
Глава Департамента культуры Москвы сыграет в моноспектакле 28.01.2019
Следующая статья
Пьеса Шекспира «Буря» переведена заново 28.01.2019
материалы по теме
Новости
Независимые эксперты: «Создатели Седьмой студии потратили на искусство больше, чем получили из бюджета»
Сегодня, 16 августа, в Мещанском суде Москвы после длительного перерыва были зачитаны результаты повторной комплексной экспертизы по делу «Седьмой студии». 
Новости
Кирилл Серебренников стал почётным доктором Университета Париж-Нантер
17 июля на Авиньонском театральном фестивале, где прошла премьера спектакля Кирилла Серебренникова «Outside», стало известно о том, что режиссёру присвоили звание почётного доктора Университета Париж-Нантер.