В Самаре споют Верди в зеркальных масках

На фото - демонстрация зеркальной маски для спектакля "Бал-маскарад". Фото из соцсетей театра

Премьера спектакля Филиппа Разенкова «Бал-маскарад» пройдёт в Самарском театре оперы и балета 16 и 17 апреля.

Филипп Разенков — главный режиссёр Башкирского театра оперы и балета, лауреат прошлогодней «Золотой Маски» (премию Разенков получил как лучший режиссёр в оперетте/мюзикле за спектакль «Римские каникулы»), годом ранее уже работал в Самарском театре, причём также с вердиевской оперой — тогда он выпустил «полуконцертную» версию «Риголетто». «Бал-маскарад» — единственная опера Верди, действие которой происходит в Америке, — несколько раз уже ставилась в Самарской опере.

Разенков и его соавторы переносят действие на сто лет вперёд, однако режиссёр настаивает, что это работает на другой аспект его замысла: «В декорациях вы не увидите намёков на конкретную эпоху и место, — рассказал он местным СМИ. — Но, тем не менее, костюмы у многих могут вызвать ассоциации с серединой ХХ века, а конкретней с Америкой эпохи Кеннеди. Но задача и идея спектакля в другом, нас интересует психология героев, мотивации поступков… Король оказывается не готов к правде. И для меня это главная тема спектакля: мы часто уверены в своей непогрешимости и не в силах посмотреть на себя со стороны, не в состоянии оценить свои поступки объективно».

Напомним, в основе сюжета «Бала-маскарада» — текст Скриба, основанный на реальных и недавних для автора событиях: «…покушение на убийство шведского короля Густава III на балу в им же построенном оперном театре (Стокгольмская опера и по сей день хранит в неизменном виде комнату, куда принесли истекающего кровью монарха) в 1792 году, — поясняют в Самарской опере. — Король умер спустя две недели от заражения крови, убийца был схвачен и зверски казнён. Густав III был неугоден очень многим в Швеции — он подмял под себя парламент и добился абсолютной власти, — но Скриб предпочёл сделать мотивы убийства не политическими, а личными. Он придумал королю возлюбленную — чужую жену, чей муж в пылу ревности мстит за честь, которая в действительности не была поругана».

Соавторами режиссёра стали художник-постановщик Эрнст Гейдебрехт и художник по костюмам Татьяна Ногинова (с обоими Разенков уже сотрудничал ранее). Последняя не только придумывает костюмы из тканей, напоминающих об Америке времён Кеннеди (герои будут одеты в твид, шерсть и деним), но и создаёт 60 зеркальных масок — индивидуальных для каждого артиста, поскольку в пластиковых масках им предстоит петь финальную сцену оперы.

«Здесь меньше ювелирной работы, связанной с точностью костюма при посадке на тело, важной для балета, — рассказывает Татьяна Ногинова. — В эскизах к оперному спектаклю я больше работаю над атмосферной образностью. По задумке режиссёра, это не типичный бал-маскарад или карнавал, картинка которого возникает в голове. Это — попытка разговора о вестниках судьбы, о том, что в нашей жизни не всегда есть информация о том, как мы должны поступить, что для нас будет правильным и как человек умеет читать этот контекст…».

Комментарии
Предыдущая статья
Фестиваль «Твой шанс» объявил афишу 25.02.2020
Следующая статья
«Маленькая Ремарка 12+» объявила шорт-лист 25.02.2020
материалы по теме
Новости
Театр “Старый дом” запускает онлайн-программу показов и репетиций
Новосибирский театр «Старый дом» активно переходит в онлайн-формат до 10 апреля, запуская на собственном YouTube-канале марафон трансляций репертуарных спектаклей.