rus/eng

Автостопом по европам

Собираясь в Ним на июльский концерт группы Radiohead, я решила осведомиться, где же находится этот город, и обнаружила по соседству Авиньон. На его всемирно известный фестиваль я собиралась поехать лет шесть, дважды всерьез. И вот волею случая два самых ожидаемых события соединились в одном месте и в одно время. Правда, то ли злой рок, то ли эйфория, помешали мне в день покупки билетов на концерт (аж 12 декабря) задуматься о бронировании гостиницы в Ниме. За полтора месяца до поездки я естественно обнаружила полное отсутствие в городе свободных комнат, квартир и номеров в отеле.

Дорога в Ним из Авиньона не представляет никакого труда — поезда ходят регулярно и стоят недорого. Но они перестают ходить в полдевятого вечера, а в это время как раз начинается концерт. Не беда, подумали мы с подругой, поедем в Авиньон на автобусе. Кстати, зная, что в Европе весьма популярны совместные поездки на автомобилях, мы заранее попытались озаботиться поиском попутчиков на специальных сайтах (covoiturage.fr, covoiturage.com). Но как назло в нашу театральную глушь так поздно вечером никто не ехал. Уже на вокзале обнаружилось, что Авиньон и Ним находятся в двух разных департаментах и автобусного сообщения между ними тоже нет. Цены на такси — 110 евро за полчаса езды — вполне себе московский вариант. Можно было бы остаться в центре города до утра и уехать на первом поезде, но днем в Авиньоне уже был спектакль, который жалко пропускать.

Решив по примеру Скарлетт О’Хара не думать об этом сегодня, мы пошли изучать Ним. Тем паче что главной заботой на тот момент были билеты на концерт. По недосмотру и незнанию я заказала их доставку в Россию на домашний адрес. «Почта России — это мы придумали сыр с плесенью» — комментировали мои жалобы друзья в facebook. Закидав письмами электронную кассу в Англии, через которую были приобретены билеты, я получила ответ: «Приезжайте, мы сделали вам новые не месте». Не обманули. Так мы оказались на знаменитой арене Нима. Близко-близко к сцене. Народ постепенно прибывал. И вдруг среди них — знакомые лица: Мириам Сехон, актриса Студии театрального искусства Сергея Женовача, и Лера Коган, обе участницы ВИА «Татьяна». Мы с ними не знакомы, но разве нет повода? К тому же учились вместе в ГИТИСе. Завязывается разговор, оказывается девочки тоже приехали в Авиньон, играют спектакль в OFF программе. Потом мы не раз видели их на улицах, раздающими флаеры и танцующими с уличными музыкантами. В Ним же они добрались автостопом. У них отличная картонка с надписью NIMES, с которой они и голосовали. Обратно ехать собираются таким же образом.

Во время разогрева, выступления канадского электронщика Caribou, за мной в гущу толпы пришел двухметровый шкаф. Рядом стоявший молодой человек, приобняв, пытался было спасти меня от опасности, но увы — на европейские концерты, оказывается, нельзя проносить полупрофессиональную технику. То, что мне разрешили с ней пройти, предварительно осмотрев, оказалось ошибкой, исправленной в результате мне на радость — танцевать без фотоаппарата оказалось намного легче. Музыка и сладкий дым чего-то запрещенного, тянущийся от соседей со всех сторон, дурманили голову, но мысль об автостопе не покидала меня весь концерт.

…На выезде стояло много машин и мы были уверены, что здесь-то мы и найдем свое счастье в два счета. Вспомнив, что у меня в телефоне есть замечательное приложение — бегущая строка (называется Led Board, для тех, кому интересно), и набрав крупными буквами AVIGNON, я шла, вытянув руку так, чтобы водителям была видна эта готичная надпись красным по черному. Проезжающие мимо улыбались, сигналили, кричали, что это супер-мега-невероятно круто, спрашивали название приложения и желали удачи. Я сразу же стала законодательницей моды автостоперов. Но почему-то никто не выказал желания подвезти.

Через некоторое время выяснилось, что мы стоим не на той стороне автострады…

На нужной стороне грустить пришлось недолго. Два парня и девушка, возвращавшиеся с вечеринки на нетвердых от выпитого пастиса ногах, предложили подбросить нас до въезда на скоростное шоссе. Нас оказалось шестеро в маленьком пежо с весьма нетрезвым экипажем. Позже эта сцена возникла у меня перед глазами во время фестиваля на спектакле «Молодой человек убивает себя» по пьесе Кристофа Оноре, который начинается с аварии при похожих обстоятельствах.

Ребята оказались любопытными и в качестве вознаграждения за любезность потребовали спеть русскую песню. Пока мы судорожно вспоминали хоть одну (голова полнилась звуками только что отгремевшего концерта), они нам спели свою — лихую, пьяную, застольную, а потом напели даже что-то вроде калинки-малинки. Ответив раскривой «Катюшей» и получив бурю восторгов, мы были высажены на подъезде к платной эстакаде.

Оцепенение спало. На протяжении следующих двух часов мы без остановки горланили русские песни разных мастей. Я продолжила пользоваться своим недавним изобретением, но тот факт, что мы теперь стояли в правильном направлении, не спешил положительно сказаться на нашей судьбе. Во-первых, у нас был конкурент проездом до Парижа. Во-вторых, было уже весьма поздно. Мало кто замечал нас в этой пустынной местности, но свою порцию душеспасительных бесед от охранника какого-то склада, а затем и от водителя спасательной машины я получила.

Когда я была уже готова идти обратно в город на вокзал (ведь мы как раз успели бы дойти к первому поезду) случилось чудо: остановился молодой человек, готовый отвезти всех троих до съезда на Авиньон. Он казался вполне адекватным, хотя в какой-то момент одна из моих бдительных спутниц заметила, что с дорожных указателей исчезло направление на Авиньон, и начала всерьез рассуждать о методах физической расправы над водителем, если бы он вздумал завезти нас не туда.

В целом, для нас все закончилось благополучно, в отличие от нашего благодетеля: свернув случайно на другую дорогу, он вынужден был сделать дополнительный крюк. Авиньон, как выяснилось уже в машине, лежал совсем не на пути его следования. А мы хоть и в вежливой форме, отказались продлить с ним знакомство. Не повезло и нашим соседкам по квартире, которых мы разбудили в четыре утра просьбой открыть дверь и потом еще долго шептались о том, как все было круто.

Комментарии: