rus/eng

«Август»


06.06.2013, ria.ru
[Без подписи]
Премьера спектакля «Август» Алексея Паперного состоится на «Платформе»

Премьера спектакля «Август», в котором Алексей Паперный выступил в качестве драматурга, автора музыки и режиссера, состоится в четверг на площадке «Платформа» на территории столичного «Винзавода».

Новая пьеса Паперного рассказывает о странностях человеческих отношений. Активный событийный монтаж делает спектакль похожим на фильм, вплетая в постановку свидания, отношения отцов и детей, грузинские песни, танго на баяне, а также лето, снег и множество персонажей и мест действия.

<…> Сценическое пространство для постановки оформила художник Нана Абдрашитова. В спектакле участвуют Михаил Горский, Варвара Турова, Алeна Коломина, Игорь Фомин и другие.

<…> «Август» можно будет увидеть на «Платформе» с 6 по 8 июня.

06.06.2013, Colta.ru
Александр Столярчук
«Платформа» показывает новый спектакль Алексея Паперного

<…> художник Нана Абдрашитова сумела создать в одном театральном пространстве десяток разных мест действия для двух десятков персонажей. В этом спектакле мужчина и женщина разбегаются на Литейном мосту, воет волк, папа учит сына играть на фортепиано, звучит грузинская песня, два вора путешествуют с Александром, сбежавшим из больницы в одних трусах, светит луна, идет снег в августе, маленький человек с карликовым волком уводит Алексея в степь, повар Гия Зурабович ночью в парке исполняет оперу собственного сочинения, падают яблоки, баянист играет танго, а ветер уносит слова и открывает окна.

<…>

07.06.2013, Известия
Марина Шимадина
«Август» начинается в июне

<…>

Привыкшие к междисциплинарным опытам, современным технологиям, авангардной режиссуре и злободневной драматургии зрители вдруг увидели несколько старомодный, непритязательный, но очень обаятельный театр.

Огромный Цех белого на «Винзаводе» Алексей Паперный и художница Нана Абдрашитова обжили по-домашнему и превратили в уютное камерное пространство. Посреди сцены поставили маленький белый театрик-павильон, который служит то квартирой, то дачным домиком, то грузинским рестораном в парке, то больничной палатой, откуда герой сбегает в одних трусах.

В спектакле две сюжетные линии, они почти не пересекаются, но как бы отражаются друг в друге. Одна история — про мужчину и женщину (Михаил Горский и Варвара Турова), которые безумно любят друг друга и оттого бесконечно мучают. А другая — про фанатичного отца (прекрасный Андрей Кочетков из театра «Около»), который хочет сделать сына великим пианистом, но буквально душит его свой любовью, не оставляя ни сантиметра свободы. В пьесе еще много побочных действующих лиц и неожиданных встреч, порой толкающих героев на невероятные поступки. Иногда, чтобы очнуться и найти себя, нужно, бывает, спрыгнуть с моста или уехать на десять лет в калаханскую степь.

Алексей Паперный признается, что его пьеса — именно об этих моментах откровения или, как теперь сказали бы, «инсайтах»: «будто ангел пролетает и люди чувствуют что-то настоящее, необъяснимое». Да и сам спектакль похож на медитативную практику — он, как в реку, погружает зрителей в задумчивое созерцание мерного и в то же время непредсказуемого течения жизни. Тут грузинский повар сочиняет оперы, два вора отдают голому человеку одежду, водитель такси оказывается философом, в августе идет снег, а по сцене, никем не замечаемый, бродит человек с игрушечным волком — проводник судьбы.

Режиссер, как в кино, монтирует встык разрозненные сцены, создавая пеструю мозаику дней, а иногда вдруг останавливается на крупных планах, и мы зачарованно наблюдаем, например, как девочка Паулина ест огурец с солью. И вспоминается, что «жизнь, как тишина осенняя, подробна» и состоит из таких вот мелких и незначительных деталей, которые почему-то навсегда врезаются в память.

<…>

07.06.2013, Gazeta.ru
Алексей Крижевский, Дмитрий Проскуревский
«Я себе представил, что этот придурок — мой сын»

Драматург, режиссер и музыкант Алексей Паперный рассказал «Газете. ru» о премьерном спектакле «Август», музыке междометий и пользе наблюдения за ссорами в кафе для творчества.

<…>

ДП: В последние два года вы явственно повернули снова в сторону театра. С чем связано для вас это возвращение?

АП: Это не только мое возвращение. Мне кажется, и с самим театром сейчас происходят какие-то события. Долгое время театр в нашей стране был в таком состоянии… его как бы и не было. А я, собственно говоря, никогда не хотел его бросать. Но так складывались обстоятельства, что одно время я занимался музыкой больше, а театром как-то совсем нет. На самом деле не было никакого места, никакой возможности ничего делать.

<…>

ДП: Как строится «Август»?

АП: Когда мне нужно рассказывать историю или структуру пьесы, у меня начинается столбняк, потому что сам не очень это понимаю. На самом деле мне кажется, вообще это не задача автора — формулировать, о чем его сочинение, или, хуже того, придумывать. Просто есть какие-то такие маленькие открытия про то, что ты видишь вокруг, и ты их соединяешь. Разные истории, которые тебя трогают почему-то, и ты пытаешься в них разобраться, поэтому пишешь.<…> это как сочинение стихотворения, по большому счету. Ты никогда не знаешь, чем оно закончится. Оно само тебя ведет, в нем появляются новые какие-то реальности. Совершенно свободно, ниоткуда, появляются какие-то предметы, смыслы, птицы, все что угодно. А пьеса… не знаю, вот драматурги, когда пишут, они знают, чем закончится? Когда что-то пишешь, более или менее знаешь начало, у тебя есть герои. И ты начинаешь с ними, с этими героями, куда-то идти. Только надо стараться быть честным. И когда ты за ними следуешь более или менее честно, то потом удивительным образом все складывается в очень красивую, гармоничную, странно и красиво переплетенную конструкцию. Как только ты ошибаешься, начинаешь врать где-то, у тебя ничего ни с чем не сходится.

<…>

11.06.2013, Colta.ru
Глеб Ситковский
Профессия: хороший человек

<…> Мне не довелось видеть предыдущий и, судя по откликам, куда более удачный спектакль Паперного «Река», но, экстраполируя, могу угадать, что привело тогда в такой ажиотаж многих моих знакомых. Все очень просто: здесь не фальшивят. Не врут ни единым звуком ни те, кто исполняет Шуберта, ни те, кто произносит слова. Будучи музыкантом по образованию, Паперный ни черта не смыслит ни в режиссерском мастерстве, ни в искусстве мизансцены, но задать точную ноту своим актерам он умеет. Если называть вещи своими именами, то перед нами чистой воды самодеятельность, но занимались ею чуткие к фальши люди. И самодеятельная актриса Варвара Турова смотрится на сцене ничуть не менее органично, чем матерый профессионалище из театра «Около» Андрей Кочетков в роли отца, муштрующего сына-пианиста.

Проблема «Августа», видимо, вот в чем: есть существенная разница между «не врать» и «говорить правду». Достигая существенных успехов в выполнении первой задачи, актеры Паперного отказываются даже замахиваться на вторую. <…>

2013, No.13-14, Театр
Елена Кутловская
«Август» — это не «Июль» («Август», проект «Платформа»)

<…> Паперный сам поставил пьесу, привнеся в спектакль еще одно редкостное качество. Я бы назвала его свидетельской правдой. У кого-то повернется язык назвать это свойство самодеятельностью, то есть непрофессионализмом. Под профессионализмом понимается обычно что? Не то, что человек получает за свою работу деньги, а то, что у человека есть диплом и богатая палитра навыков, то есть штампов. У Паперного нет ни диплома, ни постановочной удали, но и этой самой палитры штампов тоже нет. Как нет их и у его артистов. У одних нет в силу их особенностей: таков Михаил Горский в роли главного героя или Андрей Кочетков из театра «Около» в роли отца вундеркинда. У других артистов нет штампов, поскольку они никакие не артисты. Среди них Варвара Турова — общественная деятельница, соратница Паперного, совместно с ним управляющая «Мастерской». Варя Турова в пьесе Паперного — и камертон, и аутентичный инструмент. В ее существовании на сцене есть то же, что есть и в режиссуре Паперного, — большая свобода и настоящая причина выходить на сцену. Они делают это потому, что им есть что сказать и они хотят это сделать, а не потому, что они таким макаром день за днем зарабатывают себе на хлеб. В театре, который делается на таких основаниях, актриса с палитрой не сыграет лучше Варвары Туровой. И лучшим грузином на роль Гии Зурабовича может быть только другой никому не известный московский грузин. Мифическую Москву из этого «Августа» бессмысленно играть. Об этой Москве можно только свидетельствовать — если ты ее видел.

13.06.2013, Ведомости
Ольга Фукс
«Август» – спектакль Алексея Паперного по его собственной пьесе

<…> «Август» сродни бардовской песне, в которой слова, музыка и авторская интонация образуют неделимое единство. Вроде бы и певцы бывают профессиональнее, и музыканты виртуознее, но, как ни крути, а лучше, когда вот так — негромким голосом с хрипотцой да под три гитарных аккорда.

«Август» оставляет необычное ощущение, точно Чехов попал в современный мегаполис и попробовал технику вербатим: достоверность растворена в особой атмосферности, которую очень хочется назвать московской, хотя здесь вместе с Казанским вокзалом упоминается и питерский Литейный мост. Подходит и формула «люди пьют чай, а в это время рушится их жизнь». Вроде бы и драма новая, а с «новой драмой» театр Паперного точно живет в параллельных мирах — ни социальных тем, ни политических подтекстов, ни экзистенциального отчаяния. <…>

Автор «Августа», вроде Иешуа Га-Ноцри, для которого все люди были добрыми, обнаруживает ранимую душу и в грабителях, и в инспекторе ГАИ, и в дачном воришке, и в избалованной нимфетке — никому не отказано в праве на «души высокие порывы». И этим «Август» Паперного сильно диссонирует с такой распространенной сегодня мизантропией. А горечь несбывшихся надежд растворяется в нежности, создать которую на сцене гораздо труднее, чем сочинить броскую метафору. Впрочем, секрет этой нежности Алексей Паперный приоткрыл в одном из предпремьерных интервью. Надо представить, говорит он, что этот нелепый придурок — твой сын.

17.09.2013, Афиша
Алексей Киселёв
Пять пудов искренней лирики Алексея Паперного

<…> На фоне изобилия новых имен в репертуарах московских театров эта премьера — явление исключительное, и сам спектакль в общей картине оказался необходимым полутоном между буйством экспериментирующих дебютантов и степенностью мастеров проверенных форм. <…> Это театральная поэзия, обаятельно растрепанная, тихая и неторопливая. Вокруг обветренной старенькой эстрады возникают бесприютные истории, сцена за сценой: она выбирает что надеть, он скучает; педантичный папа учит сына правильно извлекать ноту из фортепиано, сын послушно следует указаниям; она в свой день рождения с другим, он под окном стоит на стремянке, и под музыку из магнитофончика сыплет искусственный снег; папа сидит в кафе и ждет, пока освободится сын-официант, чтобы впервые за десять лет с ним поговорить; он сидит с незнакомкой поздним вечером в грузинском кафе в компании милых грабителей и слушает, как Гия Зурабович поет о любви. Все это пропитано легкой ностальгией и обаянием художнической беззаботности и по духу сравнимо разве что с музыкальным творчеством самого Паперного, где «хорошо сидеть на свете посреди Земли», где «то комар золотой пролетит под луной, то заплачет соседская дочь». Словом, «Август» явился редчайшим образцом честной театральной лирики и явился оттуда, откуда его и ждать забыли.

14.06.2013, Блог ПТЖ
Сергей Лебедев
Придет серенький волчок

Комментарии: