rus/eng

→ Глеб Ситковский

Чичиков и бобок

Десять артистов мужского пола играют в «Мертвых душах» Кирилла Серебренникова все роли — помещиков, крестьян, собак, детей, старух и сексапильных женщин. но вся эта травестия напрочь лишена тут эротического подтекста. Театр. разбирается, зачем она вообще понадобилась режиссеру. читать дальше

Жизнь человеческого брюха

Следуя заветам К.С. Станиславского, несколько актерских поколений в России с переменным успехом овладевали многотрудной школой переживания, противопоставляя ее бездушному ремеслу и безжизненной школе представления. В спектакле Константина Богомолова «Гаргантюа и Пантагрюэль» в Театре Наций применительно к актерской игре следует говорить об искусстве не переживании, а скорее переваривания всего и вся. читать дальше

Двойник и его театр («Добрый человек из Сезуана», Театр им. Пушкина)

В финале пьесы «Добрый человек из Сезуана» на авансцену должен, по замыслу автора, выйти один из членов труппы и обсудить только что увиденное с публикой: «А может, здесь нужны другие боги? Иль вовсе без богов? Молчу в тревоге. Так помогите нам! Беду поправьте, и мысль и разум свой сюда направьте» (перевод Бориса Слуцкого). читать дальше