rus/eng

→ Наталья Якубова

Адам Мицкевич: Наш изгой

Великий польский поэт Адам Мицкевич лишь семь месяцев своей жизни провел на территории Польши. Все остальное время он жил за ее пределами — в том числе в Санкт-Петербурге, Одессе, Крыму, Москве. Так что в определенном смысле Мицкевич — еще и наш изгнанник. ТЕАТР. разбирается с тем, как это откликается в современных постановках главного произведения его жизни — «Дзядов»
читать дальше

Ирена Сольская: Открытый проект

Современный театр не только создает новые документы и новое понимание «документа» как такового, но и претендует на роль архива особого типа — перформативного и процессуального. Примером такого театра стал спектакль «Укрытие/Hideout» о звезде старого польского театра. читать дальше

Ларисе Павловне Солнцевой

«Вы или Маккиавелли, или бесконечно наивная» — сказал когда-то Ларисе Павловне некий начальник. Кажется, история с тех пор все расставила по местам. Ответ: «бесконечно наивная». Это и ее наказание, и ее спасение. читать дальше

Две Дузе: дива на сцене и в тексте

В творческих и личных отношениях Элеоноры Дузе и Габриэля д’Аннунцио можно увидеть занимательную историю о том, как писатель пытается подчинить реальность идеалу и «пересочинить» великую актрису. А еще это прекрасный пример того, как конфликты «мужского» и «женского», «культуры» и «природы» разыгрывались в контексте театральной реформы начала ХХ века. читать дальше

В поисках большой родины: венгерский синдром

Сегодняшние российские и украинские процессы станут, вероятно, понятнее, если соотнести их с процессами, характерными для других стран восточноевропейского блока. Театр. попытался сделать это, оттолкнувшись от документального спектакля Джанины Карбунариу «20/20» о национальной розни венгров и румын. читать дальше