rus/eng

→ Ольга Федянина

Вишневый ковчег

1.

Дом, заколоченный разномастными досками, дергается и качается, как корабль. То есть на самом деле дергается и качается камера. Пока картинка успокаивается, публика в кино- зале смотрит на то, как заканчивает рассаживаться и затихает публика на экране. На изображение наплывают титры, в неровном свете один за другим появляются люди. Петушок, Валюша, Владимир Иванович, Надя, Ларс и Паша. Перебрасываясь репликами, они не слишком ловко, но быстро «распаковывают» двухэтажную дачу. Титры кое-где помогают понять отдельные слова и фразы — слышно плохо. Между нами и сценой не только киноэкран, но и дистанция в 28 лет. читать дальше

Немецкое театральное образование и немецкий театр: дальнее родство

С тем, что в Германии последние лет тридцать с театром дела обстоят неплохо, никто, кажется, не спорит. Во всяком случае в России вряд ли кто-то всерьез будет это утверждение опровергать. Однако до сих пор толком никто у нас не задавался вопросом, каким образом этот высокий уровень театрального искусства Германии связан с уровнем развития немецкого театрального образования. Театр. решил разобраться, из чего же сделаны немецкие театральные деятели. читать дальше

Добро и зло тридцать лет спустя

Зинаиду Славину в «Добром человеке из Сезуана» я видела ровно тридцать лет назад — перед поступлением в ГИТИС, в начале 1983-го. Спектаклю Любимова было уже двадцать лет, но Славина продолжала играть. Александру Урсуляк в спектакле Юрия Бутусова по той же пьесе Брехта я видела пару дней назад. Две двойные роли дают некоторое представление о том, куда нас несло-несло и вынесло за столько-то времени. читать дальше

Глазами брехтомана

Реакция на «Пунтилу» в Маяковке меня не удивляет. Точнее, удивляет только своей массивностью. Коллеги дружным хором рассказывают, чего спектаклю не хватает. Это вообще богатый прием: понятно, что у любого предмета внутри всегда гораздо меньше, чем осталось снаружи. читать дальше

Что тот Брехт, что этот

«Случай Брехта» — один из самых сложных для сегодняшнего театра по причине бесхозности ключевой политической предпосылки всех его произведений. Театр. пришел к выводу, что бесхозность эта носит объективный характер, никак не лечится и не может быть всерьез поставлена театру в упрек.
читать дальше