Аудиогид

presence

Ровно половина билетов на «Присутствие» — вторую постановку Группы юбилейного года в Театре на Таганке  — в кассу не поступает. Причина тому — необычная рассадка: зрители сидят в шахматном порядке, и не потому, что наушников на всех не хватило. Пустые кресла справа и слева, как и и наушники, изолируют каждого зрителя от остальных. Спектакль, посвящённый «Доброму человеку из Сезуана», в отличие от первоисточника, не объединяет, а разделяет людей в зале.

Знатокам истории можно перескочить абзац. Таганка, как это часто бывает, начиналась с курса — в 1964 году в полностью реорганизованный Театр драмы и комедии вошли выпускники Щукинского училища. Обычно в этом случае на сцену попадает готовый репертуар, наработанный за годы обучения, но здесь отправной точкой была одна-единственная дипломная работа, и главным режиссёром стал не мастер курса, а постановщик этого спектакля, педагог Юрий Любимов. Пьеса Бертольта Брехта была для советской сцены возмутительно условной: какие-то боги дарят единственному в городе доброму человеку — проститутке Шен Те — собственный бизнес, но, чтобы сохранить его, женщина вынуждена придумать себе злого брата-близнеца капиталиста Шуи Та, причём обмана никто не замечает. Любимов, сообразно эстетике Брехта, и в режиссуре соблюдал условность — впервые на русской сцене за много лет.

«Добрый человек из Сезуана» пережил несколько редакций, сходил с репертуара и возвращался. И даже в его последнем римейке уже успела поменяться Шен Те — сейчас её играют в разных составах Мария Матвеева и Галина Трифонова. Обе актрисы задействованы в «Присутствии». Большая часть текста — рассказы молодых артистов об участии в спектакле, который в институте входил в экзамен по истории театра. Так работает главный принцип Группы юбилейного года: настоящая Таганка — это сумма частных историй, а не только «жизнь замечательных людей».

В такие же приватные отношения с театром режиссер Семен Александровский поставил и каждого человека в зале — поэтому и предпочёл ситуацию музея с аудиогидом. Оставляя зрителя наедине с самим собой, режиссёр заставляет работать его собственную память. По записи в наушниках легко вообразить начало спектакля, каждый выход, каждую декорацию. Прожекторы подсказывают: сверху, где сейчас полоска света, висит большая надпись «Добрый человек из Сезуана»; отсюда выходят; здесь останавливаются (режиссёр мультимедиа — давний соавтор Александровского Наталья Наумова).

На какое-то время нужно освободить пространство, сделать его прозрачным, чтобы разобраться, скажем так, в анатомии театра. Спектакль Александровского действует как рентгеновские лучи: это не только история «Доброго человека из Сезуана», это ещё и очень добросовестное исследование того, как он сделан.

Любому исследователю нужно прежде всего поставить вопросы. С этого Группа юбилейного года начала проект: на выставке Ксении Перетрухиной «Попытка альтернативы» знак вопроса не только заканчивал многие цитаты — он даже занял пятую, пустую раму возле знаменитых портретов в фойе, которые особенно дороги Любимову (Станиславский, Мейерхольд, Вахтангов, Брехт). От общего команда переходит к частному, и в «Присутствии» вопросы уже очень конкретные: как в «Добром человеке» работает актёр? По какой схеме строится мизансцена? Каково современному артисту войти в спектакль, поставленный полвека назад? Что касается способа существования на сцене, это выясняется в ходе эксперимента с видеозаписью классической версии. Режиссёр показывает одну сцену — между Шен Те (Зинаида Славина) и её любовником, лётчиком Янг Суном (Владимир Высоцкий) — и предлагает актёрам её дублировать. Сначала они копируют только жесты, потом — жесты и слова. Заметно, насколько они осознанны, продуманы и неслучайны. Здесь можно говорить о строгой партитуре спектакля, которая при желании поддаётся реконструкции.

Александровский и его единомышленники замечательно демонстрируют, как сильно тот легендарный спектакль зависел от музыки, пластики, техники, и вместе с тем — не только от них: точно так же принципиальна и личность артиста. Даже если предположить, что сегодня в театре действительно идёт тот самый спектакль 1964 года, изменилось главное — контекст. Кто-то из опрошенных актёров очень интересно рассуждает о Янг Суне. «Безработный лёчтик» — в социалистической стране это были страшные слова: лётчик, и не летает, как это вообще возможно? — а сегодня это уже не трагедия.

В «Присутствии» нет оценки: «„Доброго человека“ играть не нужно» или «„Добрый человек“ бессмертен». Зато в нём есть анализ всех слагаемых, которые в сумме дают зрителю то, что он видит: режиссёр, актёр, время. Александровский пополнил ряды режиссёров, которые совмещают задачи художника и в каком-то смысле учёного — театроведа, литературоведа, экономиста, социолога: сегодня документальный театр не только фиксирует реальность, он ее изучает, становится инструментом познания.

Комментарии
Предыдущая статья
Мир размером со стол 17.12.2013
Следующая статья
Кровавое вязание 17.12.2013
материалы по теме
Новости
Директором театра «Содружество актеров Таганки» назначена Апексимова
Директором театра «Содружество актеров Таганки» в Москве стала Ирина Апексимова, которая с 2015 года возглавляет Московский государственный театр драмы и комедии на Таганке.
Новости
Вышел документальный фильм «Как Серебренников потратил 218 миллионов»
На ютьюбе опубликовали документальный фильм Катерины Гордеевой и Романа Супер «Как Серебренников потратил 218 миллионов/ #театральное дело». Его героями стал Кирилл Серебренников и другие «фигуранты» печально известного дела «Седьмой студии», обвиняемые в хищении государственных средств.