rus/eng

Антропология цирка

3601

Фото: Дарья Аксёнова

Новый сезон в Центре имени Мейерхольда начался с премьеры, да с какой. В пространстве черной сцены-трансформера разместился настоящий цирк — спектакль «360 градусов» в постановке Дмитрия Филиппова.

Сам факт появления такого спектакля удивителен. Вдруг цирк, но почему-то в драматическом театре. В программке лозунгом прописано: «новый российский цирк». И когда начнется спектакль, станет ясно, что здесь без дураков и все по-настоящему. Вместо привычной сцены — манеж с темно-алым барьером, с колосников спущена трапеция, а чуть поодаль укреплена мачта. В этом лаконичном пространстве, созданным Наной Абдрашитовой, поместилась даже гримерка. Пять артистов и один импресарио выйдут к зрителям и станут показывать трюки — очень серьезно, сосредоточено, словно преподавая урок. В каком-то смысле, так и есть. В спектакле цирк рассказывает о себе сам и то, как он себя понимает, оказывается гораздо глубже и существенней, нежели мы привыкли думать.

Спектакль, построенный по принципу дивертисмента, где на сцену один за другим выходят эквилибрист, жонглер, воздушная гимнастка, танцовщица, дрессировщик и факир-эксцентрик, не успевает превратиться в скучную череду номеров. Простота этой структуры лишь кажущаяся: незаметно и мягко она втягивает зрителей в свой неторопливый ритм, а музыка Нияза Карима и черно-белое замедленное видео производят почти гипнотический эффект. Желание авторов уйти от избитого образа цирка, где люди, как и музыка бравурны, а перья, блестки и растянутые улыбки затмевают человеческую суть, подтолкнуло их к поиску собственного ощущения цирка. И в нем ювелирность этого искусства, существование на грани, присутствие тайны (потому что только ты знаешь, как это сделать), драйв от преодоления невозможного. «Нет, земного притяжения не существует», — думаешь ты, неотрывно следя за Александрой Польди, вальсирующей в воздухе на перекладине.

3605

Фото: Ксения Пустовалова

Через демонстрацию тела (инструмента) и трюка (способа существования) нас подводят к очищенному пониманию что есть цирк. Цирк — это как головокружение, но тебе хорошо. Когда на сцене в течении долгих минут эквилибрист без остановки вращается, стоя вниз головой на пуфе и удерживая равновесие, в какой-то момент ловишь себя на мысли, что человеческое тело похоже на распустившийся цветок.

Все участники спектакля — профессиональные артисты цирка, среди которых есть представители старинных династий. И это еще одна примета — корневая система цирка, принцип семейственности и преданности. А потому шесть актеров не кажутся отдельными и разобщенными. Одетые в бело-красно-черное, они появляются на один вечер, словно бродячая труппа, и напоминают о цирковых кочевниках прошлого и настоящего. В ткань спектакля вплетены небольшие интервью с людьми цирка, записанные драматургом и сценаристом Любой Мульменко. Их не много, но сказанные от первого лица, эти тексты как будто приглашают зрителей войти через служебный вход и услышать внутрицеховое и личное. Например, когда еще узнаешь, что чувствует эквилибрист, стоя на руках

К финалу начинает казаться, что цирк — это имя собственное, у него есть душа, мысли, желания. К нему нельзя относится небрежно, без любви. Это понимает даже собачка Джипси, еще один участник спектакля, а потому все трюки она проделывает чисто и весело, срывая аплодисменты.

Может быть, нет ничего удивительного в том, что режиссёр Дмитрий Филиппов, занимающийся физическим и уличным театром, изучавший сценическую антропологию, вдруг поставил спектакль про цирк. И в том, что он собрал постановочную команду из столь разных людей, не ступавших прежде на манеж. А может быть, цирк — это немножко и про нас, потому что на красной арене происходят чудеса и смотреть их можно бесконечно.

Комментарии: