Анастасия Патлай ставит «Неформат» в «Театре.doc»

Режиссер спектакля Анастасия Патлай. Фото из личного архива.

3 и 4 декабря на Площадке 8/3 пройдет премьера спектакля «Неформат» — документального проекта о том, с какими проблемами профессиональные актеры театра и кино сталкиваются в России из-за своей «неславянской внешности».

«Неформат» – свидетельский спектакль, в котором актёры рассказывают о самих себе, своей профессии, своих корнях, своих травмах и открытиях.

«Что это такое – постоянно чувствовать себя «другим»? Внешность актера – не только его инструмент, но и его судьба. Что делать киргизу, узбечке, армянину, калмыку в российском кино? А если в тебе целый букет национальностей, и твое лицо не похоже на лица большинства зрителей, то можешь ли ты добиться успеха? Кем на самом деле ты чувствуешь себя, если ты «неформат», – не только в профессии, но и в стране? Не только в стране, но и в семье? Может быть, за этим вопросом скрывается другой вопрос. Кто я?» – ответ на эти и другие вопросы ищут создатели спектакля.

Авторами проекта стали режиссёр Анастасия Патлай и драматург Нана Гринштейн. Художник спектакля – Михаил Заиканов, композитор – Кирилл Широков, хореограф — Татьяна Чижикова, художник по свету — Елена Перельман.

В разговоре с журналом ТЕАТР. режиссёр рассказала о возникновении идеи спектакля: «Я даже знаю момент, когда мне захотелось заниматься этой темой. Я слушала лекцию-семинар театроведа Яны Меерзон, она исследовательница канадского театра. Она рассказывала про специфику канадского театра мигрантов. В Канаде с 70-х годов созданы благоприятные условия для эмигрантов, и, в общем, это единственная страна, где принят закон о мультикультурализме. И большое место в канадском театральном процессе занимает театр мигрантов, который делает не первое, а уже второе, и даже третье поколение. В этом же семинаре участвовал исследователь Марк Симон, который рассказывал про российский и немецкий контекст. В своем выступлении он употребил термин «бремя идентичности», и меня это словосочетание заворожило. Оно мне показалось каким-то очень точным. Мне кажется, что каждый из нас несет это «бремя идентичности», потому что человеку всегда тесно находиться в каких-то рамках. И я начала исследовать эту тему.

Сначала мы с Наной не хотели ограничиваться актёрской профессией, и стали брать интервью у довольно широкого круга людей. Но оказалось, что для них эта проблема – когда ты чувствуешь себя другим – не так остро стоит, как для актёров. По крайней мере, в Москве. Актёр зарабатывает не только талантом, но и лицом. И внешность актёров-иммигрантов обрекает их на достаточно узкий диапазон ролей, сводит их личности, их разнообразные актёрские индивидуальности до слова «типаж». Никто не ждёт от них хорошей актёрской игры. Режиссёрам, продюсерам достаточно просто «азиатской» внешности. Не говоря уже о том, что они даже не пытаются вникнуть в разницу этносов».

В спектакле заняты актеры Наргис Абдуллаева, Джан Бадмаев, Азиз Бейшеналиев, Рафаэль Дурноян, Феруза Рузиева.

«Один из месседжей, который звучит в спектакле – «Почему я сам не могу быть героем кино? Почему я, со всей моей биографией, не могу быть персонажем? – продолжает режиссёр. Ведь это может быть интереснее, чем какие-то другие, привычные темы.

Ещё одна важная тема, кроме стереотипов и ксенофобии – это такой постколониальный дискурс. Дело в том, что практически все актёры, занятые в нашем спектакле, учились в русских школах. Их родной язык – русский, потому что в советское время было престижно отдавать детей в русские школы. Я училась в Ташкенте в русской школе, и у нас треть класса были мальчики и девочки из узбекских семей. У них в семьях говорили на русском языке. И они ощущали себя частью русской культуры, как это ни парадоксально. Более того, они выростали, и часто так и не знали своего родного языка. И «парад независимостей» начала 90-х, развал СССР застал их врасплох точно так же, как и русских, которые жили там. Многие из них так и не смогли стать «своими» внутри своего же этноса, и решились на эмиграцию в Россию, которая культурно казалась им значительно ближе. Но приехав сюда, в Россию, они обнаружили, что их воспринимают как азиатов, как чужаков. И этот внутренний конфликт, эта драма «детей империи» – серьезная и мало исследованная тема».

Кроме реальных историй, в спектакле звучат стихотворения русскоязычного узбекского поэта Шамшада Абдуллаева.

«Композитор Кирилл Широков, помимо сквозного, разворачивающегося во времени спектакля, музыкального материала, написал две песни на стихи Шамшада Абдуллаева. Этот поэт как раз представитель очень космополитичной культурной среды. Шамшад пишет на русском, он лауреат премии Андрея Белого, переведён на многие языки. Мне очень важно использовать его тексты в этом спектакле, и я рада, что он позволил обратиться к его поэзии», – завершает разговор режиссер.

Анастасия Патлай – режиссер и актриса. Окончила Мастерскую режиссуры документального кино и документального театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова, Школу театрального лидера. С 2010 года сотрудничает с Театром.doc. Режиссёр спектаклей «Мельников. Документальная опера», «Милосердие», «Кантград», «Выйти из шкафа», «Вне театра// А что, если я не буду?» и других.

Нана Гринштейн – киносценарист, драматург. Окончила сценарный факультет ВГИК им. С. Герасимова, мастерскую Ю.Н. Арабова и Т.А. Дубровиной. Автор сценариев к фильмам «Имена», «Питер ФМ», «Плюс один». Киносценарии «Быть», «Машина любви» опубликованы в журнале «Искусство кино». С 2011 года сотрудничает с Театром.doc.

Кирилл Широков – композитор, импровизатор, поэт, пианист и перформер. Выпускник МГК им. П.И. Чайковского (класс композиции В.Г. Тарнопольского). Участник музыкальных и поэтических фестивалей (Венецианская биеннале, klangraum düsseldorf, Киевские лавры, ФОРМА, Московский форум, фестивали верлибра, Трудности перевода, Spina!Fest, «840»). Куратор музыкальных и интердисциплинарных мероприятий. В рамках академий, школ и курсов для молодых композиторов обучался у Пьерлуиджи Биллоне, Антуана Бойгера, Франка Бедросяна, Матиаса Шпалингера и других. Номинант премии «Золотая маска» (лучшая работа композитора в музыкальном театре) в 2019 году за музыку к спектаклю «Мельников. Документальная опера».

Михаил Заиканов – художник. Как видеохудожник и художник-постановщик сотрудничает с театрами: МХТ им. А. П. Чехова, Театр Олега Табакова, Центр им. Вс. Мейерхольда, Театр «Практика», Театр на Таганке, Театр им. А. С. Пушкина (Москва), Театр им. М. Н. Ермоловой, Красноярский тюз, Норильский заполярный театр, Большой Тюменский драматический театр и многими другими. Стипендиат музея «Гараж» – грант поддержки молодых художников и Frame Foundation (Финляндия). Участник резиденций «Заря» (Владивосток), 33OC (Италия), Dubrovnik Art Forum (Хорватия).

Комментарии
Предыдущая статья
Русский театр Литвы представит белорусский проект 28.11.2020
Следующая статья
В БТК репетируют пластический спектакль о нежности 28.11.2020
материалы по теме
Архив журнала
Здесь вам не храм. Опера вне оперных театров
Сейчас, когда опера недоступна для зрителей в специально отведенных местах — музыкальных театрах, самое время напомнить, как в последние десятилетия она активно осваивает места, для нее совершенно не предназначенные.
Новости
Театр.doc покажет сказку о вампире-энкавэдэшнике
28 августа на площадке «DOC на острове» пройдёт премьера Варвары Фаэр «Сладкое для памяти» по пьесе Виктора Шендеровича.