rus/eng

Абоненты временно доступны

В Петербурге завершился четвертый международный летний фестиваль искусств «Точка доступа». Спектакли в лесу, на корабле, в библиотеке и даже в туалете посмотрел корреспондент Театра.
Когда критик Андрей Пронин и продюсер Филипп Вулах затевали первый фестиваль сайт-специфического искусства, оно еще было в новинку – не только для туристической северной столицы, но и для хорошо подготовленной московской публики. Теперь бродилки всех мастей, иммерсивные шоу и спектакли «глубокого погружения» не новость даже для театральных окраин. Зрители охотно бродят по гламурным особнякам и заброшенным дворам, безропотно надевают наушники и выполняют указания, поступившие с экрана планшета. Их не испугаешь спектаклем на корабле, спектаклем в библиотеке, спектаклем в лесу и даже спектаклем в туалете (локации «Точки доступа» этого года). Они готовы добираться до места проведения на автобусе и метро, личном автотранспорте и пешком. Похоже, что самое главное для них – оказаться за пределами традиционного театрального помещения, вне стен опостылевшего дома с колоннами, там, где нет разделения на сцену и зрительный зал.
В этом смысле питерская «Точка доступа» создает для своих зрителей множество возможностей и позволяет оказаться в таких экзотических, иногда диковатых местах, о которых они даже и не подозревали (вроде туалета отеля «Хилтон» далеко за пределами Кольцевой Автодороги), или, наоборот, бывая там регулярно, никогда не думали, что здесь можно устроить театр (огромный «Невский центр» на главной улице города). Благодаря фестивалю кто-то впервые в жизни съездил в морской Кронштадт, а кто-то в приграничный Выборг, где оценил гениальную простоту финской довоенной архитектуры и увидел, наверное, лучшую библиотеку в мире – строгое, практичное, фантастически красивое и удобное здание северного модерниста Алвара Аалто, единственную его работу на территории современной России.
Однако именно во время показов эскизов режиссерской лаборатории в выборгской библиотеке проявилась и первая проблема фестиваля, а именно: неадаптированность спектаклей к конкретному пространству, желание режиссеров высказаться любой ценой, ни учитывая ни специфику места, ни его атмосферу, ни ощущения зрителей. Если самодостаточную книжную тишину Аалто режиссеры пытались разрушить при помощи чрезмерно громких звуков, а созерцательное умиротворение уничтожить посредством агрессии, то в туалете дорогого пятизвездочного отеля зачем-то пели классические оперные арии несчастные, пострадавшие от любви барышни. Посреди же гигантского потребительского рая убивали революционера Марата, слова на слове не оставив от эпохальной пьесы Петера Вайса «Преследование и убийство Жан-Поля Марата, представленное актёрской труппой госпиталя в Шарантоне под руководством господина де Сада».
Здесь самое время сказать о второй особенности нынешнего смотра: при вопиющей логоцентричности представленных постановок почти все они запросто могли быть сыграны вообще без слов и мало что от этого потерять. В «Петербурге вне себя» Мартина Шика и Анны Ильдатовой – одной из собственных постановок нынешней «Точки доступа» – речная прогулка по Петербургу превращается в увлекательное путешествие по Нью-Йорку, но текст наделавшей когда-то много шума книги Рема Колхаса то растворяется в плеске волн, то теряется на фоне затейливых актерских кульбитов, то просто проигрывает в увлекательности открывающимся за бортом прогулочного теплохода видам. Если бы казанское «Время роста деревьев» Михаила Дурненкова и Регины Саттаровой показали в обычном театре или в том самом заброшенном военном городке, где его играют на родине, то, возможно, после спектакля недоумевающая зрительница не спрашивала бы у арт-директора фестиваля «про что кино» (половину реплик она не расслышала из-за плохой акустики, а другую не поняла из-за невписанности спектакля в контекст и окружающий ландшафт).
При этом во время показа спектакля в лесосеке Парголово, на пустыре между церквушкой и прудом, жизнь в очередной раз взяла свое: выяснение отношений между подвыпившими местными жителями оказалось куда интереснее, чем происходящее на импровизированной сцене (на крыше заброшенного дома). Зрители дружно отвлеклись, тогда как актеры изо всех сил делали вид, что не замечают конфуза, взяв классическую паузу. Когда они снова вступили в игру, стало ясно, что реальность не только интереснее, но и правдивее. Публика вежливо и покорно двинулась дальше за одиноким горе-экскурсоводом, но, кажется, всю дорогу жаждала узнать, чем же закончился взбадривающий пятничный крик местных.
Кстати, зритель – вот третья и главная тема, поднятая фестивалем. Да, он готов на все – даже терпеть невыносимую духоту иммерсивного шоу «Безликие», купив билет за 5000 рублей. Но создатели спектаклей его как будто и не учитывают вовсе. Ни разу за несколько фестивальных дней с экспресс-просмотром доброй половины программы не возникло даже подобия контакта, связи, обращения в зал. Да, где-то зритель играет сам (отвечая на вопросы про себя и сидящего напротив незнакомца, как в петербургской адаптации спектакля Questioning/Кто ты?, который уже несколько лет идет в Гоголь-центре, а теперь, по всей видимости, появится в афише площадки «Скороход»), где-то домысливает реальность по виртуозно воссозданным приметам времени и следам никогда не происходивших событий (как в «Музее инопланетного вторжения» московского «Театра взаимных действий»), но в основном просто смотрит. То есть играет ту же роль, что в конвенциальном, не меняющем локации, театре.
В кулуарах по этому поводу велись громкие споры. Продолжились они на семинаре «Что такое эксперимент?», проходившем в рамках образовательной программы фестиваля на Новой сцене Александринского театра. Там практики и теоретики дружно задавались вопросом, что является театром, а что нет, и почему вообще кого-то до сих пор волнует вопрос дефиниций. В итоге договорились до того, что современному театру, как и театроведению, необходимо разработать словарь терминов и условиться о понятиях, по которым можно было бы жить. В общем, изо всех сил призывали к осмыслению и переосмыслению. Чем, собственно, будущая пятая «Тока доступа», судя по настрою организаторов, и собирается заняться. Что ж, флаг в руки (из тех, что выдают на уличных сайт-специфик спектаклях)! Если у фестиваля получилось поднять на ноги и заставить бегать по городу консервативных и не слишком склонных к быстрым передвижениям петербуржцев, то и остальное наверняка получится. Достаточно только определиться с маршрутом.

Комментарии: