22 заседание по делу «Седьмой студии»: допросили свидетелей Марину Давыдову, Викторию Исакову, Наталью Пивоварову

3 декабря в Мещанском суде Москвы проходило очередное заседание по делу «Седьмой студии». Заседание было посвящено допросу свидетелей защиты, все они в разное время работали в проекте «Платформа». Это главный редактор журнала ТЕАТР. Марина Давыдова, доцент кафедры истории театра России в ГИТИСе Наталья Пивоварова, актриса Виктория Исакова, продюсер-фрилансер Майя Цзо, продюсер Дарья Коваль. 

Допрос был начат в 13.49 с актрисы Виктории Исаковой, которая участвовала в проектах «Платформы» с 2011 года и получала за спектакль 10 тыс. руб. Она пояснила, что ей был интересен сам факт участия, и, если бы предложили делать это бесплатно, она бы делала это бесплатно, так как «Платформа» была ценным и новым явлением современной российской культуры.
После этого свидетеля отпустили.

В 14.03 пригласили в качестве свидетеля главного редактора журнала ТЕАТР. Марину Давыдову. В ответ на вопросы адвоката Ксении Карпинской она рассказала, что была куратором театрального направления «Платформы» в 2013-2014 году, модерировала обсуждения проектов, читала лекции.

Суду был представлен номер журнала ТЕАТР., посвященный «Платформе».
В 2017 году редакция журнала ТЕАТР. посвятила весь 32-й номер проекту «Платформа» и социокультурной ситуации времен президента Дмитрия Медведева, в которой и возник этот проект. Поскольку бывшие руководители проекта вместе с режиссером Кириллом Серебренниковым находятся под следствием по делу о хищении бюджетных средств, ТЕАТР. решил собрать рецензии, афиши и фотографии тех спектаклей, лекций и концертов, которые шли на «Платформе», — чтобы показать, на что были потрачены государственные деньги. Всего было сделано около ста проектов. Кроме того, редакция провела своего рода аудит «Платформы» и сравнила ее бюджет с бюджетом обычного московского театра тех лет. Выяснилось, что размер государственной субсидии на трехлетнюю деятельность АНО «Седьмая студия» на московском культурном поле в 2012 — 2014 годах является средним и даже тяготеет к нижней планке стоимости близких к нему проектов. А количество премьер, случившихся на «Платформе», в несколько раз превосходило количество премьер в среднестатистическом московском театре.

Судья, просматривая журнал, пошутила, что в нем не указан тираж, может, номер создан для суда?
Марина Давыдова пояснила, что тираж журнала ТЕАТР. — 3 тыс., кроме того, есть сайт. «Мы большую работу проделали. — поясняет свидетель. — Мы попытались собрать все, что было написано о «Платформе».

На вопрос судьи, какой была цель «Платформы», Марина Давыдова ответила, что целью было развитие современного искусства.
Судья: «Цели своей „Платформа“ достигла?»
Свидетель Марина Давыдова: «Не просто достигла. Это поворотное событие в искусстве».

У свидетеля спросили, как она могла бы охарактеризовать подсудимых. Она характеризовала Кирилла Серебренникова как трудоголика и что мало знаю таких режиссеров, не только в России, но и в мире. Об Апфельбаум Давыдова также отозвалась положительно: «Рядом с Соней я всегда чувствовала себя двоечницей. В моем представлении она идеальный человек, надежный и порядочный». Положительную характеристику она дала также Малобродскому и Итину. Про Итина она сказала: «Настоящий директор. Человек, который может быть руководителем большого театра. Федерального театра. Тут нельзя быть романтиком».
После этого свидетеля отпустили.

В 14:37. в зал пригласили свидетеля доцент кафедры истории театра России в ГИТИСе Наталью Пивоварову. Она рассказала о том, что нет людей культуры и театральных людей, которые бы не знали, что такое «Платформа». В целом свидетель отметила, что руководители «Платформы» превратили Россию с банальным хорошим драматическим театром, сохраняя его, создали абсолютно новую эстетику.

Свидетель Наталья Пивоварова: «Цель искусства — быть адекватным жизни. Поняв этот запрос от жизни, государство выделило деньги на «Платформу».
Прокурор Михаил Резниченко: «Вот вы говорите, что Платформа такой потрясающий, успешный проект. Зачем же ему была нужна помощь государства? Вот Мейерхольд разве пользовался государственной помощью?»
Вопрос вызвал смех в зале суда.
Свидетеля отпустили.

В 15:00. вызывали свидетеля, продюсера-фрилансера Майю Цзо. На «Платформе» она сначала познакомилась с Екатериной Вороновой, когда устраивалась работать исполнительным продюсером. На вопрос адвоката Дмитрия Харитонова, чем она занималась в проекте и какую оплату получала, она ответила, что организацией и администрированием проекта, зарплата была оговорена: 50 тыс. рублей в месяц.

Адвокат Харитонов предлагает описать разработку сметы на примере «Страстей по Никодиму».
Майя Цзо: У нас была концепция: любой проект — это не может быть только музыкальный проект, это всегда синтез. В данном случае синтез музыки и театра, был даже режиссер-постановщик Денис Азаров. Сначала был заказ Александру Маноцкову, был определенный гонорар. Мне сообщили, что была договоренность с Маноцковым — это 200-300 тыс. Потом мне было описано, что будут музыканты, будет хор, будет некоторое количество реквизита. Участвовал хор. То есть состав был довольно большой: музыканты, певцы и хормейстер, были чтецы и актеры.
— Ближе к цифрам,— сказала судья.
— Порядок цифр? Сотни тысяч. Я оговаривала эти цифры с руководителями разных групп.
— А то никто не помнит финансовых вопросов,— сказал судья.
— Почему же, все помнят,— сказал адвокат Харитонов.
Адвокат выразил протест против оценочности реплики судьи.

Судья спросила, сколько составляла смета «Страстей по Никодиму». Майя Цзо не помнила, но сказала, что может ее найти. «Если найдете, передайте, пожалуйста»,— попросила адвокат Малобродского Ксения Карпинская. Помимо гонораров, по словам свидетеля, затратной была художественно-постановочная часть, реквизит.

У нее была установка от руководства оплачивать по безналу. Но у компаний, которые работают по безналу, цены выше,— говорил свидетель.— Между тем, чтобы заплатить по безналу, и тем, чтобы поставить больше мероприятий, мы выбирали поставить больше мероприятий.

Вопрос задал прокурор Резниченко.
— Приблизительно в процентах сколько в одной смете оплачивалось безналом, а сколько наличными?
— Очень примерно — я думаю, что процентов 15-20 максимум уходило безналом.
Вопрос задал Олег Лавров.
— По содержанию смет — вы их содержание согласовывали перед фактическим приобретением реквизита, перед арендой?
— Это была моя ответственность — остаться в рамках бюджета. Поэтому согласовывать нужно было с самой собой.
— Вы не превышали бюджет? — спросил судья.
— Нет.
— Что-то оставалось? — уточнил судья.
— Нет, уходили в ноль.
— С Серебренниковым траты согласовывались?
— Нет, никогда. Финансовой частью занимались Войкина, Воронова.
Свидетеля отпустили.

В 16:17. в зал пригласили свидетеля Дарью Коваль. Она была продюсером направления «Танец» в проекте «Платформа». Вопросы ей задавал адвокат Дмитрий Харитонов. В ответ на них она пояснила, что знала бухгалтера Масляеву, но не имела с ней много контактов. Также она вспомнила, что Масляева стояла в копии писем продюсерам, когда нужны были уточнения от бухгалтерии. Дарья Коваль рассказала, что также знала Войкину и Филимонову.
— Кто еще постоянно работал в «Седьмой студии»? — спросил Харитонов.
— Была техническая команда, которая особо не менялась по составу — технический директор, помощник технического директора, команда монтировщиков, художник по свету, главный видеоинженер, начальник звукового цеха, главный администратор, помощник режиссера, исполнительные продюсеры у каждого куратора… — перечисляла свидетель.
— Вы получали зарплату за свою работу? — спрашивает Харитонов.
— У меня был договор гражданско-правового характера, который мы подписывали с Малобродским. Изначально заработная плата была в районе 30 тысяч рублей, потом ее повысили, когда нагрузки стали больше, в районе 47. Получала я ее в бухгалтерии, в комнате, в офисе. Сначала получала у Масляевой, потом у Войкиной.
— Наличными? — уточнил судья.
— Да.
Дмитрий Харитонов уточнил у Коваль, видела ли она, как получали зарплату другие работники «Седьмой студии». Она рассказала, что нет, не видела, но полагает, что так же, как она — расписываясь за полученные деньги.

Харитонов спросил у Коваль, как она взаимодействовала с куратором, с командой. Она объяснила, что куратор делал программу-максимум, линейный продюсер ее обсчитывал, эксель-файл с этим потом отправлялся к генеральному директору и художественному руководителю. Она не знала, работал ли Кирилл Семенович после этого с куратором.
— Из чего состояла смета? — спрашивает Харитонов.
— Зависит от того, какой проект, у меня оба были иностранные. То есть взаимодействие с иностранными компаниями, визовые расходы, транспортные, гонорары. <…> Дальше — закупки костюмов, реквизитов, возможно, аренда танцевального линолеума.
Судья просит конкретизировать цифры.
— У «Истории солдата» был довольно дорогой продакшн, мне кажется, суммарно, по всем затратам, около четырех-пяти миллионов. «Удивленное тело» — в районе трех с половиной-четырех миллионов. Я думаю, что гастроли Dance Events… Мне кажется, что на один привоз затраты могли быть около 400-600 тысяч.
Свидетеля отпустили.

Прокурор Михаил Резниченко ходатайствовал о том, чтобы изучить диски с документацией, изъятые с компьютера Войкиной. Прокурор Лавров не возражал, возражали все подзащитные и адвокаты.

— Сейчас стадия представления защиты, на завтра у нас вызваны семь свидетелей — сказал Харитонов.

Адвокаты настаивали, что стадию представления доказательств прерывать нельзя.
Судья принял ходатайство прокурора.

Адвокат Ксения Карпинская после согласия судьи рассмотреть диски на грядущем заседании ходатайствовала об исключении дисков из судебного процесса. Она заявила, что предъявив эти диски сейчас, следователь лишил сторону защиты права ознакомиться с ними. Он, согласно ходатайству Карпинской, скрывал наличие дисков от защиты. Диски, отметила адвокат, также хранились при другом уголовном деле, в отношении Вороновой. Приложения в виде дисков, согласно ходатайству Карпинской, не содержалось и в экспертизе.
Адвокаты и подсудимые согласны с ходатайством.

— Я поддерживаю ходатайство. Это очередная попытка жульничества,— заявил Малобродский.

Прокуратура выступила против ходатайства. Более того, прокурор Михаил Резниченко попросил вынести Малобродскому замечание из-за обвинения в «жульничестве».

Прокурор Олег Лавров также попросил судью вынести замечание защите, так как перечисленные в ходатайстве претензии, по его словам, больше похожи на обвинительное заключение.

Судья удалилась для принятия решения.

В 17:27 суд эвакуировали из-за сообщения о минировании. Под звуки из громкоговорителя судья Олеся Менделеева отказалась исключать диски из дела. Сразу после она отложила слушания на 5 декабря, 12:00.

Журнал ТЕАТР. следит за развитием событий.

Комментарии
Предыдущая статья
В Томске объявили лауреатов XIV Областного фестиваля «Маска» 03.12.2019
Следующая статья
Сеть Facebook cоздала «Путеводитель по театральному миру России» 03.12.2019
материалы по теме
Новости
Серебренников и Хабенский стали героями новой книги Катерины Гордеевой
В «Редакции Елены Шубиной» вышла новая книга Катерины Гордеевой «Человек раздетый», составленная из 19 интервью.
Новости
Слушание по делу «Седьмой студии» вновь перенесли в связи с болезнью Малобродского
Сегодня, 12 декабря стало известно, что слушания по делу «Седьмой студии» отложат до 16 декабря по причине болезни одного из подсудимых — Алексея Малобродского.