rus/eng

Режиссерский портрет Юрия Бутусова

Но запишем судьбе очко: в нашем будущем, как бы брегет не медлил, уже взорвалась та бомба, что оставляет нетронутой только мебель. Безразлично, кто от кого в бегах: ни пространство, ни время для нас не сводня, и к тому, как мы будем всегда, в веках, лучше привыкнуть уже сегодня. Иосиф Бродский Наверное, каждый человек видит сны. Чаще всего они приходят, когда сам не замечаешь, как засыпаешь, размышляя о чём-то действительно важном, тревожном, […]

Ах, любовь, что ж ты сделала, подлая…

«…любовь! Но из-за любви люди убивают друг друга, делаются как звери, разве так не бывает? А я хочу быть человеком, я хочу гордиться своей любовью, я хочу нести ее как корону на голове, а не как проклятый крест на плечах». — Валентина. М. М. Рощин. «Валентин и Валентина» «Валентинов день» — так немного обманчиво звучит название премьеры Молодежного театра для зрителя, не знакомого с пьесой Ивана Вырыпаева, по которой поставлен этот спектакль.

Режиссерский портрет Андрея Могучего

«Авангард… — искусство, очищенное до корней, до изначальных форм»1 Театр Андрея Могучего — это театр эксперимента, театр авангарда, интеллектуально-игровой театр, занимающийся поисками новых художественных решений. Песочинский Н. Андрей Могучий почти без авангардного контекста // ПТЖ. 1999. № 17. С. 30. [↩]

Беглые души

Яппи без тени пошлого жулика — таков Чичиков (Каспарс Звигулис) в «Мёртвых душах» Кирилла Серебренникова. Не «грядущий хам», а скромный, приятный человек. Молодой, красивый, высокий, в костюме с иголочки. Возит с собой то ли дипломат, то ли ноутбук, источающий голубой свет,будучи открытым. Да и себя самого он не прочь уложить в сейф — примеряет один за другим косые шкафчики, только что бывшие частью стенки огромного балагана из ДСП.

Фестиваль NET

В афише NET-2010 этого года имена уже хорошо известных в России режиссеров соседствовали с «темными лошадками». В программу вошли некоторые спектакли московских театров — «Метод Гренхольма», поставленный в театре наций болгарином Явором Гырдевым, и «Урод» англичанина Рамина Грея в «Практике».

Опус 7

Часть 1. Родословная Все начинается с конца Пространство — вытянутая авансцена, ограниченная вглубь задником из белых листов картона. Как линия времен в учебнике истории. Слева направо — в будущее. Листы ждут. Ждут, когда на них проявятся жизни из прошлого и настоящего.

Маша под дождем с винтовкой

Может ли вся эта сволочь понимать трагедию? Леонид Андреев Это тщеславие, самоуверенность, месть, но и талант. Ни на одном спектакле не хотелось так сильно перейти в мир на сцене из обычной жизни. Ни на одном спектакле не становилось так завидно. Страх и ужас на сцене, кровь, наркотики, оружие. Боль, ненависть, месть, любовь. Месть, проституция, месть, боль, оружие, любовь. Оружие, выстрелы, любовь, любовь, любовь…

Ничья

«…Выигрывает вовсе не тот, кто умеет играть по всем правилам, выигрывает тот, кто умеет отказаться ото всех правил, навязать игре свои правила, неизвестные противнику, а когда понадобится, отказаться и от них…» Из Стругацких Одним из событий прошлого театрального сезона, явился спектакль «Ничья длится мгновение» в постановке Миндаугаса Карбаускиса на сцене РАМТа. В его основу легли несколько глав из романа Ицхокаса Мераса «Вечный шах». Спектакль — это шесть […]

Есть ли будущее у «Текстуры»?

У фестиваля «Текстура» необычный формат: он собирает спектакли, фильмы, пьесы и сценарии о современности. Современность, конечно, понятие широкое, поэтому в программу может войти любой фильм, снятый в наши дни и про наше время.