15-е заседание по делу “Седьмой студии”: в суде допросили бухгалтера-аудитора Татьяну Жирикову

В Мещанском суде Москвы 22 ноября прошло 15-е заседание по делу «Седьмой студии». Сегодня на протяжении пяти часов на нем давала показания  Татьяна Жирикова. В 2014 году она в качестве помощницы аудитора проверяла деятельность «Седьмой студии», затем стала ее главным бухгалтером.

Жирикова рассказала суду, что в 2014 году к ней обратилась знакомая аудитор Инна Лунина и попросила помочь восстановить бухгалтерию «Седьмой студии», в которой в итоге она проработала бухгалтером с декабря 2014 по январь 2016 года. По словам свидетельницы, она приняла бухгалтерию, в которой “все было хаотично” (цитируем коллег из “Коммерсанта”):  «Акт мог закрываться другой суммой, НДС был вообще в другом месте. Акт с “Ромашкой”, печать — “Василька”». По словам Жириковой, Лунина восстанавливала бухгалтерию по предоставленным документам за 2011–2013 годы, она сама — за 2014 год.

На вопрос адвоката Харитонова, объясняла ли Масляева, почему при ней не была сделана отчетная бухгалтерская документация, Жирикова процитировала бывшую коллегу: «Им ни кому не нужно. А мне что? Больше всех нужно? Чувствовалась уверенность… я бы не сказала в пофигизме, но в безнаказанности. Полностью отсутствие (желания)… Чтобы отстоять свой профессионализм. Ее это абсолютно не трогало,— добавила свидетель.

Жирикова сказала, что при восстановлении бухгалтерии встречала много однотипных договоров, по которым, как объяснила свидетельница, она поняла, что использовались фирмы, помогающие в обналичивании денег: “За основу взята рыба, в ней меняется название организации, лицо, от которого подписывается договор, и дальше предмет договора. Все было по одному и тому же сценарию. Менялась только тематика, услуги предоставления и контрагенты. Потому что когда я стала работать, были декорации на «Обыкновенную историю», там была спецификация, были чертежи, была грамотно составлена первичная документация, и ее можно было поставить на баланс. Из этого было понятно, что реально производится, что нет”.

По подсчетам свидетеля, “Седьмая студия” из 216 миллионов, выделенных Минкультом на “Платформу”, обналичила порядка 100 миллионов рублей. Все деньги, по мнению свидетеля, пошли на проект. На вопрос судьи о том, могла ли наличность быть включена в финотчет Минкульта Жирикова ответила, что это был очень большой объем работы для штата бухгалтерии: “Это все нужно был записать, перечислить, на счет провести, в аналитику. Каждую туфельку, чулок… По «Обыкновенной истории» — 50 с лишним позиций. В идеале нужно было квалифицированных бухгалтеров — и не один, и не два. Тут требовался штат бухгалтерии, вы понимаете. Здесь именно было сжатые по времени (сроки). Им, наверное, было проще с наличными”.

Жирикова застала момент проведения налоговой проверки в «Седьмой студии». Свидетель рассказала, чтоналоговой проверке предшествовало затребование документов от Минкульта. В январе 2016 года пришло письмо с требованием предоставить до 31 марта документацию за весь период «Платформы». Но так как у Жириковой в тот момент у меня была сложная операция, она не могла участвовать в подготовке этих документов: “Шалашова просила меня, но я не могла. Там нужно было поднимать эти документы, готовить. Я предложила попросить Масляеву. Я знаю, что она приехала и отказалась от подготовки документов. Шалашова была поставлена в очень сложную ситуацию. Она должна была подключать юристов театра, еще работников. Я не могла это проверить. К сожалению, это все ушло в Минкульт в таком виде. Поэтому, когда на меня со звонком вышла налоговая о предписании (что будет проверка), я сразу все поняла. Я сопоставила это с передачей документов Минкультуры. Сопоставила это. Поняла, что это звенья одной цепи, и мы стали все готовить по каждому году”,— рассказала Жирикова.

В конце заседания прокурор попросил огласить показания Жириковой, данные в ходе предварительного следствия и на первом заседании.

Прокурор зачитал протокол допроса Жириковой от 23 мая 2017 года, согласно которому, по ее словам, по договорам обналичивалось около 70% от выделяемых бюджетных средств – в 2014 году было обналичено 50 из 70 миллионов. Жирикова подтвердила, что давала такие показания. Далее прокурор продолжил зачитывать показания, по которым примерно 30% были фирмы-однодневки, обналичивалось около 60-70% от оборота, то есть около 150 миллионов рублей. Жирикова подтвердила и эти показания. Далее прокурор зачитал в протоколе: «По моему мнению, “Седьмая студия” была создана Серебренниковым для получения федеральных денежных средств под проект “Платформа” для оседания на кармане, и присваивания федеральных денежных средств, и расходования их не по целевому назначению». Это заявление вызвало в зале ропот и смех.

— На счет кармана,.. — говорит Жирикова, качая головой.

На счет кармана не говорили? — уточняет адвокат Харитонов.

— Нет, не говорила, — уверено говорит Жирикова.

— Спасибо, ваша честь, отлично! — говорит Харитонов.

— Про карман не говорила, да? — уточняет судья.

— Нет, я не помню, чтобы я про карман говорила, — отвечает Жирикова. — Я говорила, что эта схема была создана для обналички. Но чтобы «Седьмая студия» для кармана!

Следующее заседание состоится 25 ноября в 12:00. Журнал ТЕАТР. следит за развитием событий.

 

Комментарии
Предыдущая статья
Театру “Ленком” присвоили имя Марка Захарова 22.11.2019
Следующая статья
Социальный театр: лабораторная работа 22.11.2019
материалы по теме
Новости
В издательстве АСТ вышла книга Алексея Малобродского
Книга Алексея Малобродского называется «Следствие разберется. Хроники “Театрального дела”».